Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Фрагмент про привидений
singu
al_kop
В одном доме, на коронном месте — входе на второй этаж, вверху лестницы — была надпись на старофранцузском, выбитая на большой плите из очень дорогого жёлтого сплава: «В этом доме живут привидения. И чем больше боишься ты их, тем сильнее они». Уже семь веков назад никто не знал, откуда она взялась и зачем установлена. Дом был древний, его регулярно перестраивали и спасали от пожаров — надпись и её часть дома и время, и огонь, и строители щадили.
А привидения, если что, существовали-таки. Странные, но весьма конкретные. Говорят, в истории дома они появлялись всего два раза.
Один раз молодая, беременная Агнис, жена хозяина дома, подошла к злополучной плите. Она любила надпись — металл был очень гладкий и всегда тёплый. Вот и тогда Агнис подошла, прочла, как обычно, вслух загадочные слова, погладила поверхность. И уловила какое-то движение. Подняв глаза, она поняла, что окружена огромными чёрными быками. И они как бы внезапно заметили её; одновременно взревели, повернулись к ней мордами — два десятка налитых кровью глаз. Тогда она чуть не умерла от смрада, исходившего из их оскаленных ртов. Она завизжала, и ноги её подвели.
Когда прибежали слуги, она сидела внизу лестницы, вся в синяках, и говорила про огромных чёрных быков. Никто не понимал, о чём она. А через два месяца она родила ужасающего уродца, с мордой, как у быка, с копытами и чёрной шерстью. Семья была в ужасе и отвращении, и чудовище спрятали. Вскоре чудо-ребёнок сам умер, захлебнулся водой.
Хозяйка дома больше не подходила к плите. Да и не ходила, в общем-то. Она сидела взаперти, почти не спала, глядела в окно, теребила седые прядки и всё шептала что-то об огромных чёрных быках с красными глазами. По окрестным селениям ходили слухи, что она одержима бесами. Даже один раз толпа пришла, чтобы дом поджечь — был неурожайный год, и люд решил, что она тому виной. Ничего, не подожгли. После было изобилие, торговля процветала — и о «ведьме» как-то забыли. Да и умерла она, едва дотянув до тридцати пяти лет.
Второй свидетель призраков жил тремя веками позже. Его звали Алфонс. Он только-только получил дом и всё богатство, накопленное веками, в наследство, чем изрядно разозлил брата Матиса, который в наследстве даже упомянут не был. В семье жила легенда об Агнис, но в неё уже пару веков не верили, по крайней мере господа. Алфонс, как и его «призрачная» предшественница, тоже любил плиту; прочитать вслух, погладить металл. Когда он был маленький, он требовал от слуг, чтобы те поднимали его к надписи, чтобы он до неё дотянулся. Слуги слушались, хотя пару раз выражали опасения перед призраками. Алфонс, как и его отец, смеялся над ними, называл глупыми и суеверными.
В злополучный день он, как обычно, подошел к надписи, прочитал её вслух, погладил металл. И услышал бормотание. Подняв от надписи глаза, он увидел, что окружён абсолютно одинаковыми мужчинами. На всех был берет, тёмный камзол, как будто измазанный углём, кюлоты, высокие ботинки с мощным каблуком. Все они шли на месте, беззвучно ступая на скрипучие в иные времена половицы и ступени, и бормотали одну и ту же фразу. Алфонс сошёл с ума, что очень удивило всех — мало кто обладал такими крепкими нервами.
Психиатр сумел впоследствии кое-как выведать описание призраков. Но, потратив почти год, так и не узнал — что за фразу они произносили. Алфонс же с тех пор бродил по дому, принюхивался, простукивал стены, ковырял ногтями краску. Он, по его собственному бредовому заявлению, искал убийцу. Что за убийцу — сказать Алфонс не мог, или не хотел. А через три с половиной года после его встречи с призраками он умер — поперхнулся водой.
Всё имение семьи перешло к Матису. То есть, к моему деду.
Метки:

?

Log in

No account? Create an account