Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Новелла о ненастоящем человеке
singu
al_kop
(Честность — моя изнанка; с лицевой же стороны — сплошные черви и гробовая, деревянная тишина. Будучи мёртвым, я всё же всегда был верен изнанке и тебе, и никогда тебе не врал. Ты знала, что для меня не представляешь ценности за пределами тебя как шахты, и когда всё, что можно, я выработаю — тебя не станет, останутся одни воронёные дождями отвалы. Ты мне нужна была для рассказа о ненастоящем человеке. Я думал, это будет повесть — но какая может быть повесть о ненастоящем человеке? Итак, вот куда я спрячусь, смотри.)

Родился ненастоящий человек в самой настоящей Чехии, ровно за 19 лет до вторжения в оную Германии. И когда серебряные молнии, сиявшие ярче самых жарких костров инквизиции, вспыхнули над Моравией и Чехией, нашему ненастоящему человеку было, как и положено, 19. Он был молод, полон надежд и веры в будущее (но ничего за всю последующую жизнь не добился, никем не стал, никуда не попал). А в 19 лет он, нарядившись по последней моде от Хьюго Босса, стоял с расстрельным отрядом и слушал выстрелы, прищурившись. Ему нравилось смотреть на расстрелы. Нравилось видеть безупречную красоту страха смерти у толкаемых стеной в спину. Но он никогда не стрелял сам. Почему, как так?

Он любил шутить, что «СС от СССР отделяет две буквы». Его шутки не понимали, и однажды хотели даже посадить за крамолу, но почему-то передумали. Всех сажали, а его не тронули. Он продолжал не стрелять, а потом настал 45 год и вокруг нашего ненастоящего человека поубивали всех настоящих. Ему казалось, что этот град пуль, косивший его боевых товарищей, минует его; и он миновал! Ненастоящий человек выбросил молнии с воротника и хотел прицепить что-нибудь другое, да не вышло. Без знаков отличия воротник быстро приходил в негодность, осенняя сырость становилась несноснее, и наш ненастоящий человек по-настоящему старел.

Потом пришёл год 1984, наступил на горло. Ненастоящий человек уже не мог сопротивляться приходившей за ним смерти. Пришлось уступить. Рак лёгких, самая несносная болезнь из всех несносных, разорвал ему грудь и впустил в неё такой желанный воздух. Так умер человек, про которого даже и писать-то не стоило.

Сколько их было, этих ненастоящих. Сколько бы ни было, все они — я.

  • 1
у некоторых твоих рассказов есть одна черта -- в их героев можно не верить с лёгким сердцем. можно сказать себе, что это же придуманный персонаж, ненастоящий, не про меня, не про тебя, морок, сон... и пока говоришь, понимаешь, что уже видел этот сон про человека, стоящего чуть в стороне от стройной шеренги солдат и очень далеко от другой, нестройной шеренги, смотрящего на смерть и помнящего свою жизнь от начала до конца. или был этим человеком. ненастоящим. ненастоящим?

Этот комментарий выражает мысль новеллы лучше новеллы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account