Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Гирьки
head
al_kop
С детства Ирвину и всем его соплеменникам говорили, что самое большое счастье — носить гирьки на локтях и коленях. Все знали, что так надо, ведь так здесь принято, таково самое большое счастье любого человека; а на тех редких дурачков, которые не хотели носить гирьки, смотрели с жалостью. Реально носить гирьки всю жизнь выходило мало у кого; приходилось делать перерывы, а то и вообще отказываться от них — и таких счастливчиков, которые могли позволить себе проносить их всю жизнь, было очень мало.

Будучи маленьким, Ирвин удивлялся, как много вокруг людей с «голыми» локтями и коленями. Если это самое великое счастье — носить гирьки, то почему мало кто реально их носит? Почему тот, кто носит их, всё время жалуется на больные суставы? И почему это такое большое счастье, если от него у всех — сплошные неприятности? Люди говорили, что, мол, «однажды и я сумею, а пока мне просто не везёт с правильными гирьками». Ирвин верил, ведь такое утверждали все, и мама; но продолжал удивляться.

Потом Ирвин повзрослел и понял, что это и правда — счастье. Потому что тот, кто не носит гирьки — неправильный. А значит, тот, кто носит — по-умолчанию лучше и правильней, так что надо пытаться через боль и усталость, и не задавать лишних вопросов — ни другим, ни себе. Правда, у Ирвина не вышло ничего; не выдержали локти, и он стал позорным «неносителем». Но когда у него родились дети, он объяснил им, что гирьки — самое большое счастье любого человека. Когда его старший сын напялил их на себя, Ирвин был безмерно счастлив. «И пусть я не сумел, — приговаривал он. — Зато сын — сможет».

И сын смог; всю жизнь он понимал, что ему — повезло, что он — счастливый человек, что мало кому так же улыбнулась удача. И ему завидовали, разумеется. Его ставили в пример, и приводили как правило. Из-за плохих суставов он не стал ни музыкантом, ни спортсменом; не ходил в походы, не плавал под парусом; не взбирался на горы, не скакал на лошадях; не мог себе позволить почти никаких лишних трат — ведь на лечение израненного тела уходило очень много денег. Зато он был правильным и по-настоящему обладал тем, чем почти никто не мог обладать в полной мере: пожизненной ношей, которую каждый должен хотеть таскать, ведь здесь так принято.

?

Log in

No account? Create an account