Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
«Всё не так просто»
head
al_kop
Если человек говорит о суициде, причём не чисто абстрактно и теоретически, а с той мыслью, что собирается «to come inside the suicide» (либо просто, либо если что-то не станет «так как надо» — что, в общем-то, почти всегда), и при этом утверждает, что ты ему дорог, то тут одно из двух. Либо он предрасположен, и, вероятно, сделает это независимо ни от чего, и привязываться к нему ещё больше, чем уже привязан — нет никакого резона, лучше сразу начать «отвязываться», потому что в таком случае он обрекает тебя на то, что практически неизбежно бросит весьма паршивым способом, после чего в его выборе все до единого будут винить тебя, в том числе — ты сам; либо не предрасположен, и тогда это — очень жестокая, эгоистичная манипуляция, а раз он отважился на неё сейчас, то, значит, он считает, что может так поступать, и будет продолжать это делать, мучая «дорогого» человека, и всегда, всегда у него будут оправдания, мол, «если бы не…, я бы не…». Как видишь, резона поддерживать связь после такого нет, если ты, конечно, не мазохист.

Если человеку настолько некомфортно сейчас, что он готов давить на тебя таким образом, то ему сильно надо в тебе что-то изменить, и чтобы всё другое осталось прежним. Но нельзя вырвать одно свойство личности, не задев прочие — особенно такое, из-за которого человек испытывает настолько серьёзный дискомфорт; подобные свойства развиваются годами, они очень мощны, и просто отменить их — невозможно, а если получится со временем — будут задеты «окружающие ткани»; и, кстати, учитывая обстоятельства, меняться придётся быстро, в спешке, грубо ломая то, что кропотливо строилось годами, строилось на славу. И тогда человек, если ты ему правда дорог, уже начнёт страдать из-за того, что испортил тебя, и, коли суицидальный прорыв был искренним, снова задумается; если же ты ему не дорог — то страдать он, вероятно, не будет, но тогда ты для него — просто некий ресурс, который вскоре будет выработан и человеку придётся искать иное месторождение, а тебя забросить, как старую шахту.

Как видишь, любое развитие событий — полный отстой, и ничего хорошего при любых раскладах после идеи суицида уже не будет. Но мы-то знаем, что это знание ничего не изменит, да? Ты будешь думать, что всё изменится, что человек вдруг одумается, если ты его поддержишь; что пройдёт месяц, два, год — и он внезапно станет счастливым, перестанет говорить, а главное — думать о том, что надо, надо, надо, надо; ты будешь верить, что «оно как-то само пройдёт» и наступит, так сказать, по-настоящему новое счастливое утро, что… ты и сам знаешь: несчастному по своему устройству человеку нужно приложить титанические усилия, чтобы стать счастливым; если человек готов угрожать суицидом, что является, пожалуй, одним из жесточайших проявлений пассивной агрессии, то усилия прикладывать он вряд ли готов, увы: у него уже есть мощнейший инструмент влияния на ситуацию, а человек всегда идёт по пути наименьшего сопротивления и минимальных растрат. Так что вероятность того, что «всё будет хорошо» — явно стремится к нулю.

Вот что говорят во все времена «героям», связавшимся с суицидником; да «герои» и сами это говорят другим таким же. Вот что никогда ничего не меняет, потому что когда дело касается не других людей, а конкретно тебя, «всё не так просто».

Записи из этого журнала по тегу «Колонка»

  • Трамвай-диверсант

    По дороге на работу переходил двойную дорогу со светофором. Дорогу, в середине которой трамвайные рельсы. И когда пешеходам загорелся зелёный, весь…

  • Любовь как форма существования белковых тел

    То, что сказано ниже, относится не к любви. Это касается собственничества, которое могут любовью называть. Такое отношение встречал в жизни почти…

  • Добровольцы

    Если не пообещать женщине долгую счастливую жизнь, она с высокой вероятностью достаточно быстро уйдёт, предпочтя того, кто обещает; или хотя бы похож…


?

Log in

No account? Create an account