Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Добровольцы
head
al_kop
Если не пообещать женщине долгую счастливую жизнь, она с высокой вероятностью достаточно быстро уйдёт, предпочтя того, кто обещает; или хотя бы похож на того, кто обещает. Обещание — особенно невысказанное — это замечательная штука. Потому что его можно не выполнять, прикрыв провал фразой: «Ну, прости, не вышло. Я старался!». Фактически, обещание не даёт гарантий. Гарантии результата даёт только результат.

Долгая счастливая жизнь — это та вещь, которую невозможно нормально обещать. И я даже не стану здесь рассматривать враньё. Человек может дать обещание на основании моментального ощущения, что «так будет всегда» (а «так» всегда не будет: страсть, которая, вероятно, последние дни-недели только нарастала — со временем ослабнет, появятся проблемы, влюблённость ослабнет — в итоге «так» очень скоро уже не будет совсем, и повезёт ещё, если партнёры будут видеть друг в друге что-то хорошее после того, как кровь перестанет бурлить и возбуждённый мозг начнёт, наконец, замечать недостатки); и это — только самый обычный, естественный и реально предсказуемый момент, который каждый, у кого было несколько партнёров, обнаружит, оглядываясь назад. А есть ещё внезапная смертность. Есть экономика, делающая людей внезапно нищими. Есть войны, убивающие и выгоняющие в эмиграции. Я рассматриваю крайности для наглядности, вы же понимаете, что роль сыграть может даже надоевший за годы храп. Есть много, много всего, благодаря чему такое обещание в принципе выполнить невозможно, и если «долгая счастливая» таки случится, то независимо от обещания.

Это нам напоминает о том, что если ты хочешь быть с партнёром долго, полная честность просто вредна, несмотря на тотальное засилье другой точки зрения, которую почему-то никто не требует доказать (странно, что люди верят в это, и не верят в Летающего Макаронного Монстра, столь же недоказанного). Ведь, если быть реально честным, ты не сможешь пообещать быть с человеком всегда. Ты с высокой вероятностью можешь полюбить кого-то ещё (и отрицать эту возможность, имея в прошлом несколько любовей, может только глупец; а уж если ещё и придерживаться моногамии, то шансов того, что конструкция «выстоит» — просто с гулькин нос), ты можешь измениться внешне, ты можешь сойти с ума, ты можешь попасть в тюрьму, на войну, впасть в кому и так далее — в итоге вероятность «долгой счастливой» на порядки, порядки ниже вероятности того, что её не будет.

Скажем, вам надо попасть в Москву из Санкт-Петербурга. Если гнать, как сумасшедший, и при этом не попасть ни в пробки, ни на штрафстоянки, ни в аварии, можно доехать за пять часов или даже меньше. Физически это возможно с очень низкой вероятностью. Станете ли вы обещать, что «буду через пять часов», точно зная, что никак нет возможности полететь на самолёте, и всё, что вам доступно — это аренда машины? И как вы назовёте того человека, который станет такое обещать? И как вы назовёте того человека, который поверит в это обещание?

Хорошо, когда человеку, который жаждет тебя поскорее увидеть, говоришь: «Буду через десять часов», — а приезжаешь через пять. Хорошо, когда складывается так, как мечтаешь. Но невозможно гарантировать, что сумеешь прожить жизнь тем или иным способом, с тем или иным человеком, да что говорить — вообще что жив через месяц будешь гарантировать нельзя, потому что смерть всегда неожиданна. Можно строить планы, мечтать, предполагать — но всё это не даёт гарантий, как бы не обманывали вас пропагандисты и те, кто хочет добиться вашего расположения. Это иллюзия. Мечтая, строя планы, предполагая вместе с тобой, человек просто показывает: «На данный момент, конкретно сейчас, я хочу, чтобы сложилось так». Именно показывает, потому что даже в этот момент это может быть иначе. Но сразу так, как намечтал, не станет, и в итоге это даёт только бонус «сейчас», если верить в то, что подобные штуки что-то гарантируют, и подменять радость этого дня постройкой планов и гипотетической радостью «потом».

Как же странно, когда люди предпочитают этот эрзац, подделку — чему-то реальному. Бросают тех, с кем хорошо, ради тех, кто обещает. Предпочитают страдать «сейчас» ради какого-то «потом». Верят в то, что кто-то гарантированно сможет прожить с ними до гробовой доски долго и счастливо, имея в прошлом не однократный опыт коротких отношений с весьма несчастной канвой. И понимая, отбросив шоры и промывку мозгов, что нет никакой гарантии ни в чём.

Нас научили, что если мы сейчас себя ограничиваем — нам это потом воздастся. И знаете, вот эти бабульки на лавочках, которые перетирают косточки молодёжи — это ли тот самый образ воздаяния? Сейчас вы живы, потом вы умрёте. Сейчас вы сильны, потом ослабеете. Сейчас вы можете по-настоящему радоваться, а с годами эмоции тускнеют. Сейчас вы можете получать удовольствие, но со временем эта возможность ослабнет или исчезнет совсем. Сейчас вами восхищаются, а когда-то перестанут. Если вы будете жить сейчас ради «сейчас», у вас будет настоящее; и это не отменяет будущего. Если же вы будете жить сейчас ради будущего, это не гарантирует будущее; но отменяет «сейчас».

Понятно, невозможно полностью отбросить всё унылое. Надо работать, поддерживать бытовые потребности. Есть то, что невозможно — или почти невозможно — убрать или получить при всём желании. Но это не значит, что надо непременно лишать себя той радости, которая, вопреки энтропии, всё-таки есть, ради каких-то гипотез, которые так хочется выдавать за точное предсказание. Будущего нет, пока оно не наступило. И так странны люди, добровольно лишающиеся настоящего ради того, чего нет.

?

Log in

No account? Create an account