head

Было мало

Накануне самого короткого дня
Солнце город яростно запекало.
Было изумительно мало меня,
И тебя, кончено, изумительно мало.

Что поделать, жив, так и дальше живи.
Всё бывало, даже если и не бывало.
Было непростительно мало любви,
И поездок было непростительно мало.
singu

29/А

Я зачем-то всё помню. У каждого дня,
Как убитая статуя в толще гранита,
Ожидает меня, осуждает меня
Безразмерное сито.

Это знак голубиный и кисточки взмах,
Это кто-то, кто мира прозрачного стержень.
Города… и совсем никого в городах.
Я, как пыль, безудержен.
head

(no subject)

Гранитный город и река —
Всё в пазлы шаткие собралось.
Она приехала с Урала,
Я тоже был издалека.

Безлюдный вечер — как межа,
Как разделитель, как заплата.
Она уехала куда-то,
Я тоже как-то уезжал.
head

Реквием по 17 июля 2016

Я знаю всё, что скрыто в глубине
Твоих иллюзий, в головах теней,
Как фары чертят ветви на стене —
Так всё, что спрятано, доступно мне.

И нос, на клюв похожий, и очки,
Все чёрточки, все тонкие мазки,
Штришки, любая мелкая деталь,
Любая тень и каждая черта,

Изгибы и шершавости; всё то,
Что льётся синевой из глаз, с мостов,
И то, что вдруг становится Невой,
И небом у меня над головой,

Подобно ветру с высохшей реки,
Ворвавшемуся в жадные зрачки —
Огромный мир в огромное окно;
Всё в профиле одном заключено.
head

Мизантроф

1

Я против рук, прикованных к стене;
Мне ненавистны кандалы и цепи;
Что жертвы трепет, что любовный трепет —
Поверь, различий радикальных нет.

Так много лет всё доброе вокруг
Реально шло из рук в крови по локоть,
Что я бояться стал и знать, и трогать
Всего, что свяжет с беспокойством рук.

Итак, я против рук, что держат мел.
Я против рук, что делают пристрел.
Я против рук, рисующих штандарты.

Я против рук, лежащих на глазах.
Я против рук, единых в жесте «за»…
Я против рук, взлетающих над партой.

2

Я против рук, взлетающих над партойCollapse )
head

(no subject)

День пару лет как тому назад
Материки связал.
По Филадельфии шёл снегопад,
Ветер щипал глаза.

Стоило только покинуть вокзал —
Люди шли, как река —
Снег наполнял суетою глаза,
И прилипал к щекам.

head

(no subject)

Неудобно, когда заходишь в гости к барышне, с которой ничего не намечается (хотя — чисто теоретически и возможно), а соседи вдруг начинают яростно заниматься сексом; со всеми вытекающими — воплями, скрежетом пружин и ударами кровати в стену, требованиями «жёстче» и «глубже» и так далее.

В такой ситуации повисает неловкое молчание, и оба хотят провалиться сквозь землю. Наконец, она (чтобы спасти ситуацию) говорит: «Может, чаю?» — и вы оба, ещё до того, как она закончит фразу, понимаете, что лучше б она этого не говорила; идея чая выглядит нелепо, притянуто за уши, как-то анекдотично.

По хорошему, надо бы последовать примеру соседей и заняться тем же самым. Но — увы: в такой ситуации подобное развитие событий как-то особо нереализуемо, так как, кроме стыда, тут добавляются ещё мысли о том, что «я же должен сам за себя решать!» и «неправильно как-то делать это только потому, что кто-то другой вон там это делает». В итоге оба сидят, прячут друг от друга глаза и стыдливо посмеиваются, завидуя соседу (или соседке).
singu

(no subject)

Это прекрасное, страшное
В первой же фазе, но…
Сонной и не накрашенной
Встреть меня на Сенной.

Сразу признайся, будто бы
Чем-то больна и жить
Можешь только минутами.
Именно так скажи.

Чтоб понесло течением
Вычурный след резца.
Чтоб начались отношения
С конца.