?

Log in

No account? Create an account

Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Весун и птичка
head
al_kop
Вися вниз головой на лиане и наслаждаясь сезоном дождей, я обратил внимание на маленькую, пеструю, как пленка на бензиновой луже, птичку с огромными металлокерамическими зубами. Птичка заметила блеск моих глаз и встрепенулась. «Карр!» – Сказала она, срываясь с ветки. Зубы, торчащие из птичкиного клюва, были явно тяжелей, чем она могла поднять, но ее это совсем не смущало. Когда она подлетела поближе, я узнал также, что они еще и острые, как бритва. Потому что, подлетев, она мигом отхватила мне левую руку и уселась на ближнюю ветку, косясь на меня и думая о чем-то своем.
– Эй! – запротестовал я. – Это моя рука!
Птичка положила груз и придавила лапкой – наверное, чтоб ветром не унесло. И поинтересовалась:
– А что ж это ты тогда болтаешься на лиане, а рука – тут, на ветке?
Я смутился. И действительно, с чего бы. Напрягши мысль, я придумал такой ответ:
– Но ведь ты не спросила у меня разрешения ее откусывать, просто подлетела и – цап. Это нечестно, это не по закону, нельзя брать чужого.
– Ух ты! – воскликнула птичка. – Дождливый весун заговорил о законе! А кто вообще сказал, что я ее откусила? Я пролетела мимо и задела тебя зубами. Рука же сама переместилась на ветку. Неужто не помнишь?
Я напряг память.
Вообще, в птичкиных словах был резон. Если учитывать, что все в мире подвижно в случае своего существования, то вполне вероятно, что рука сама оторвалась от тела и переместилась на ветку. Но ведь...
– Эй! – сказал я опять. Я нашел самый веский аргумент. – Я видел, что ты ее откусила!
– Хм... – хмыкнула птичка. – И что? Что ты видел? Опиши.
– Я видел, как ты...
– Имярек! – строго сказала птичка.
– Что?.. – не понял я.
– Надо говорить не «ты», а «имярек», и говорить в третьем лице. Формальность, но, извини, без них никуда.
Я вздохнул. Наверное, я был слишком туп и необразован.
– Спасибо, – сказал я. – А что такое третье лицо?
– Ну... – похоже, я поставил ее в тупик этим вопросом. – Ну, ты читал «Библию»?
– Нет, – признался я. И при этом мне стало очень стыдно. Потому что я даже не знал, что такое «Библию». И что такое «читал».
– Ну, почитай, – смилостивилась птичка. – Там просто главный персонаж все время говорит про себя – «Я». То есть персонаж – первое лицо, поскольку мыслит за себя. Про отца-бога персонаж говорит: «Ты», постоянно к нему обращается и так далее. Отец для персонажа второе лицо. Ну а про Святой Дух персонаж говорит: «Он». Понял?
– Нет, – опять пришлось признаться мне.
– Ну и дурак, – сообщила птичка. – Ты пока подумай, а я поем, хорошо?
– Поешь, – сказал я. И задумался. Птичка меж тем принялась пожирать мою руку.
Думал я достаточно долго. Хорошо хоть дождь закончиться не успел. А птичка все уже съела и скучала. Потом она спорхнула с ветки и куда-то улетела на пару дней.
Вернувшись, она спросила:
– Что-нибудь надумал?
А я к тому времени уже успел сделать некоторые выводы.
– Имярек случайно не отродье гадюк? – опасливо спросил я у нее.
– Не-а, – ответила птичка и гадостно хихикнула. – Но мыслишь в правильном направлении. Про лицо понял?
– Какое лицо? – растерялся я.
– Третье! – воскликнула птичка. – Ты о чем тут вообще думал, а?..
– А, про третье понял, – сказал я не без гордости. – Только теперь не могу понять про второе.
– А второе нам и не важно, – с облегчением сказала птичка. – Давай, защищайся по закону.
– Как так? – удивился я. – Не я ж крал руку! Почему я должен защищаться по закону?..
– О, Боже, – простонала птичка, – прости его, он не ведает, что творит... – И обратилась ко мне:
– Первое, если кто-то кого-то в чем-то обвиняет, он должен позаботиться о доказательствах. Где доказательства? Нету доказательств. Второе, если обвинение есть, а доказательств нет, то это уже – клевета, а по закону клеветник – тот же преступник, только хуже. Ну и третье – первое!
Я задумался. Думал я достаточно долго, поэтому птичка сказала:
– Ну, ты пока покумекай, а я пока слетаю. Только никуда не уползай, а то это – бегство от суда, сам знаешь, закон в этом строг.
Я молча кивнул и продолжил думать.
Птичка улетела.
Когда закончился сезон дождей, мне стало скучно думать. И я начал пытаться уползти. Попытки не увенчивались успехом, и поэтому быстро наскучили.
Не зная, как бы еще поразвлечься, я откусил себе голову.