Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Жарко и ночь
head
al_kop
Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там...
Ведь это – наши горы,
Они помогут нам.
(В.Высоцкий)


Было жарко. Была ночь. Свинец так наполнил воздух, что, казалось, не свинец был в воздухе, а воздух – в свинце. Деревья стонали, люди, как дождевые черви в ливень, ползли по рытвинам – в таком месиве лучше не покидать окоп, но пришлось. Венсон бросил ружье и схватился за каску. Если б он мог думать, он бы понимал сейчас, что его расстреляют за дезертирство, когда обнаружат отступающим без оружия. Но думать он не мог, а каска сваливалась с головы. Уже несколько раз в нее звонко стукались осколки – странное везение направляло их не в тело Венсона, а в незначительный кусок брони, едва держащийся на положенном месте.
Он полз.
Подняв голову и взглянув вперед, он увидел большое дерево. Хотя, сложно было сказать, где здесь направление вперед – вчера только наступали, все шло отлично, брали укрепления и доты один за другим. Геройски отгрызали куски земли. А теперь – уползают как черви, потеряв голову и лишившись всяческой отваги, мочась под себя и харкая кровью. Жалкие, ничтожные людишки.
Венсон пытался вспоминать гражданку, пытался хоть как-то превратиться в пустое место, чтоб тело ползло само, а мыслями улететь куда-то далеко. Он пытался вспоминать дом, прощальный ужин, и быстрый завтрак. И еще раньше – когда мама ругалась с отцом, как он ее бил, а Венсон бросался на него и получал свою долю тумаков... Как смешно было сейчас вспоминать эти побои, казавшиеся тогда чудовищными. Лет в девять Венсон впервые плакал от несправедливости. Отец не всегда пил. Пока отец не пил, они жили счастливой семьей. Венсон всегда был уверен в себе и окружающем мире. А потом отец запил, и начал пускать в ход руки, орать на всех... Пока не получил финку в бок...
Венсон дополз до дерева, спрятался за него и уперся спиной в ствол. Немного передохнул.
А потом, после школы, когда уже была назначена отправка на фронт, была Нина, и так странно, что она была. Как будто и не было. Наверное, она уже и не помнит о нем. А может, помнит. Но ни на одно письмо не ответила. Или не дошел ни один ответ. Какая разница? Так давно это было – целых полтора года назад. Полтора года, каждый день которых – как вечность, полтора года, за которые успеваешь походить первым в строю по чужой местности, боясь шальной пули, целящейся точно в тебя. Когда идешь первым, мечтаешь только о том, чтобы это кончилось. Как угодно, лишь бы быстрее...
Венсон распластался и пополз дальше.
Нарастал гул. Моторы, тяжелые бомбардировщики – этот звук невозможно спутать ни с чем. Видимо, в штабе потеряли надежду и послали самолеты бомбить прямо по своим позициям. Венсон осмотрелся и понял, что попал в мешок. Бежать некуда.
Он закрыл голову руками, сильно вдавив ладони в каску.
Было жарко. Была ночь.

?

Log in

No account? Create an account