Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Просветление Президента
head
al_kop
Совершенно непонятно, откуда появился этот самый молодой человек хипповатой наружности. Но последствия были воистину грандиозны, по крайней мере прокатившаяся по миру волна реформ, как сорвавшийся с цепи бешеный пес, не оставила равнодушным никого.
Все произошло как в известном анекдоте, где нувориш водит своих знакомых по только что отстроенному замку, и вдруг они замечают в одном зале паренька с гитаркой, у палаточки и костерка. И спрашивают у хозяина: «А это кто? Служащий?» А он им отвечает: «Да нет, хиппи». «Оба-на, – говорят они. – А откуда взялся?» Он чешет затылок и отвечает: «Да черт его знает... Из Киева, наверное».
Так было и утром. Участок дороги оцепили в несколько уровней. Ни одна сова не могла проскользнуть сквозь заставы. Людям дали приказ без выяснений арестовывать тех, кто окажется на расстоянии меньше шестидесяти метров от дороги, а в случае сопротивления – открывать огонь на поражение. И не смотря на все предосторожности, строгость приказа и зоркость постовых, молодой человек хипповатой наружности выбрался из придорожной рощицы, скинул рюкзак, поправил на голове бисерную повязку и принялся голосовать.
Первая машина каравана не затормозила – никто не ожидал подобной наглости. Шофер совершенно обалдел, но профессионализм взял свое; на педаль тормоза он не нажал, и даже рулем не вильнул. Только по рации передал, мол, неопознанный чужак на дороге. Машина Президента приняла сигнал, и все насторожились. Один из телохранителей достал пистолет и снял с предохранителя.
– А что, – сказал Советник. – Может, дать приказ голове – пусть арестуют.
– Нет, – ответил Президент. – Так везет либо дуракам, либо профессионалам. Если это дурак, то и думать нечего. А если профи, то арестовать его вряд ли смогут. Лучше дать приказ убрать его. Сбить или застрелить.
– Хорошо, – ответил Советник, и забубнил в рацию:
– Первичные инструкции таковы: попробовать сбить объект бампером, в случае сопротивления – полный огонь на поражение до точного результата. Вторичные инструкции: построения шесть и два.
Президент скуксился. Утром ему не дали позавтракать, и когда он пытался наскоро перекусить в машине, под колесо подвернулся незаметный трамплин. Выпиваемый им в этот момент сок устремился в другое горло. После таких конфузов голод не пропадает, но желания поглощать пищу уже нет никакого. А желудок Президента бурчал, требуя чего-нибудь в себя положить. Президент прижимал руки к солнечному сплетению; он уже ощущал, что скоро начнутся гастритные боли.
Рация ожила, и голос, искаженный треском и свистом произнес:
– Объект изменил местонахождения. Обнаружить не удается. Ждем инструкций.
– Свалился же он на голову, – проговорил Президент. – Какие будут предложения?
– Думаю, пути только два, – ответил Советник. Телохранители закивали. – Один – это ускорить движение и прорываться, даже если начнется бомбардировка. Второй – остановиться и стребовать у оцепления бригаду по зачистке.
– Второе, – решил Президент. Советник поднес к губам рацию:
– Построение шесть, – сказал он. Не прошло и двух минут, как вокруг машины Президента образовался заслон из сопровождения. Со стороны оцепления выдвинулась бригада по зачистке. Президент, уловивший удобный момент, сразу же взялся за завтрак. Телохранители вытащили оружие и развернулись так, чтобы полностью скрыть его своими телами. Советник выглядел равнодушным.
Прошло двадцать минут, и бригада сообщила, что зачистку произвела, но объекта не выявила.
– Значит, так, – сказал Президент, слегка разозлившись. – Рассредоточиваемся, и едем. Положимся на случай.
Советник передал приказ в виде нужной формулы, и караван двинулся. Машина Президента ехала предпоследней. Последнюю машину, как и ту, что ехала впереди видно не было. Телохранители оружия убирать не стали, и по-прежнему закрывали Президента от случайной пули.
– Объект, – сказал водитель через пять минут. И действительно: на обочине, опершись коленом в рюкзак, стоял тот самый молодой человек хипповатой наружности. Грязная куртка, грязные джинсы, длинные спутанные волосы, перехваченные бисерной ленточкой. Вскинув руку с выставленным большим пальцем, он смотрел чуть вверх и щурился на солнце.
– Останови, – сказал Президент. Водителю показалось, что он ослышался, а Советник спросил:
– А вы уве...
– Да, я уверен, – ответил Президент, не дав закончить вопрос.
Водитель плавно притормозил, и машина встала напротив хиппи. Тот подошел, постучал в стекло. Водитель приоткрыл окошко.
– Что надо? – спросил он.
– Я до Киева, не по пути будет? – спросил тот. Вся машина засмеялась одновременно. Президент, Советник, телохранители и водитель – все ржали в голос, совсем забыв об осторожности. «До Киева! Вот это да!» – захлебывался Советник. Когда смех немного стих, парень спросил:
– Я что, не в том направлении иду?.. – и вся машина опять полегла от хохота. Водитель вытирал слезы.
– Пусти его, – сквозь смех сказал Президент. – Подбросим уж.
Водитель снял блокировку двери. Секунду поколебавшись, он так же открыл багажник. Хиппи схватил рюкзак, быстро закинул его и уселся на переднее сиденье. Водителя аж передернуло, когда грязная джинса прижалась к новейшему и страшно дорогому бархатному покрытию.
– И откуда едешь? – спросил водитель.
– Оттуда, – неопределенно махнул парень куда-то за спину.
– Далеко тебе еще до Киева-то, – посочувствовал Советник. – Кто же тебя надоумил ехать таким ненадежным способом...
– Нормальный способ, – улыбнулся хиппи. – Люди по природе своей добрые. Я покурю?
– Кури, – дал разрешение Президент. Хиппи достал папиросу «Беломорканал» и быстренько вытряс из нее табак...
Метки: ,

?

Log in

No account? Create an account