Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
М-ОСТ
head
al_kop
Герои (по мере упоминания):
СЕМЕН – некий парень. Просто так. Изначально одет во что-нибудь серое, непримечательное, типа черной куртки, черной же вязаной шапки, ну там, не знаю, джинсов каких-нибудь и т.п. Руки измазаны углем.
НАБЛЮДАТЕЛЬ – фактически, камера. Изначально умеет только моргать.
НЕКТО – тоже некий парень. Одет во все синее.
ЖЕНЩИНА – просто женщина.

Город, мост, часа три дня. У бортика стоит, облокотившись, парень и смотрит вниз. Наблюдатель моргает пару раз, потом раздается тихий голос, почти шепот, за кадром (говорит наблюдатель; голос женский):
– Семен!
Парень съеживается, снимает шапку и запихивает ее в карман (видно, что руки измазаны углем). Не оборачивается. Продолжает смотреть вниз.
Наблюдатель моргает еще пару раз.
Потом отворачивается от Семена, и ловит взглядом другого парня (некто). Тот идет, насвистывая (свист не слышно, но видно, как характерно сложены губы). Он идет к Семену, останавливается около него. Так же облокачивается о бортик (слева от Семена). Недолго оба молчат. Потом некто говорит:
– Не получится.
Семен оборачивается к нему, наблюдатель приближается к Семену. В глазах Семена – смятение и непонимание. Он слегка приоткрывает рот, как будто собирается что-то сказать. Сморщивает лоб, но явно ничего не придумывает и отворачивается. Снова оба молча смотрят вниз. Наблюдатель моргает.
– У меня сегодня украли все деньги, – говорит некто. – Представляешь, только зарплату получил – всё выгребли, прямо, ну, всё. Как так, вот всегда считаешь, что тебя-то обойдёт, что тебе-то всё, ну, нипочём. А вот раз и...
Замолкает. Семен вздыхает, достает из кармана шапку, смотрит на нее.
– Я тоже так думаю, – говорит он, продолжая изучать шапку; наблюдатель моргает. – Но иногда как будто программа сбой дает – это как, знаешь, поздно когда, надо на другой берег и под ложечкой сосет. Вот так.
Замолкает. Прижимает руку к животу, как будто изображает, как сосет. Потом засовывает шапку в карман. Некто хмыкает. Наблюдатель моргает.
– Утром еще, – говорит Семен, – сидел в приемной, и всё хотел оттуда уйти. И все равно, хоть и хотел, не уходил. В такие моменты, или периоды – такие вот, надеешься, что все закончится быстро, а быстро не получается, и тянется все, тянется, тянется.
Некто перебивает:
– ...И что теперь делать – ума, ну, не приложу. То ли стоит в милицию обратиться, то ли, ну, ничего не делать.
Семен шумно вздыхает, смотря вниз с моста. Потом говорит меланхолично:
– Мы разговариваем, как глухой и слепой. Глухой не слышит, но видит мимику и думает, что понимает, хотя это не так. Слепой слышит, но не видит мимики, и тоже считает, что все понимает...
Некто отстраняется от бортика, обходит Семена и встает с другой стороны (справа). Говорит:
– Как думаешь, если упасть вон туда вниз, то, ну, сколько жить останется?
– Не знаю, – отвечает Семен. – Не думаю об этом. Вообще.
– А мне кажется, зависит от везения. Должно сильно повезти – или наоборот, ну, не повезти...
– Скинуть хочешь? – без интереса спрашивает Семен. Некто снова хмыкает.
– Нет, – говорит он. – Ты и сам-то не можешь, куда уж мне.
Достает ручку, щелкает пару раз кнопочкой на ней, показушно бросает вниз. Наблюдатель моргает.
– Нет, – говорит некто, – не хочу. Если, конечно, ты, ну, не хочешь.
– И я не хочу, – уныло говорит Семен.
– А в принципе, – добавляет некто, – я б и не смог, даже если б сильно захотел. Я же ангел.
Слово «ангел» протягивает со слегка издевательской интонацией.
– Да какой уж там ангел, – бормочет Семен. – Этак и я ангелом выхожу.
– Нет, ты не выходишь, – говорит наблюдатель. Семен ежится, достает шапку и надевает на голову. Некто трет глаза, а потом молча уходит.
Семен поворачивается к наблюдателю, смотрит в упор. Ухмыляется. Говорит:
– Ты вечно все путаешь. Я тебя не просил ни о каких ангелах, и уж тем более о собеседниках. Что ты вообще там малюешь? Знаешь, если весь окружающий мир рисовать углем, он получается серым.
Наблюдатель моргает.
– Серым! И серость эта не снаружи, а внутри, вот тут, – тыкает пальцем в висок. – Может, нам снова пора поменяться?
Камера разворачивается на 180 градусов и в кадре – женщина, у нее тетрадь (страницы – в клеточку, зажата в руке, на листке видно какие-то невероятные угольные разводы) и кусок угля.
Она говорит:
– Ну, можно, конечно.
Она передает ему тетрадь и уголь, подходит к бортику и упирается в него локтем.
– Думаешь, у тебя получится лучше? – спрашивает она.
– Думаю, да, – говорит Семен, переворачивая страницу и начиная явно что-то рисовать. Женщина замирает, как бы позируя. Семен отбрасывает кусок угля и достает из кармана другой, почти такой же.
– Все равно ты не нарисуешь ничего, что не нарисует он, – говорит женщина, наконец.
– Кто? – не понимает Семен.
– Он, – женщина тыкает пальцем в наблюдателя. Наблюдатель моргает. Семен смотрит на наблюдателя, камера медленно начинает разворачиваться, изображение меркнет. В темноте – голоса:
– Кажется, выключили свет.
– Нет, замазали холст.

?

Log in

No account? Create an account