?

Log in

No account? Create an account

Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
О жалости
head
al_kop
Во времена бурной молодости, которая, в общем-то, еще не прошла совсем, просто стала менее бурной, я успел перепробовать богатое разнообразие различной самоуничтожительной дряни. Сейчас уже много лет не употребляю ничего, кроме алкоголя. Не то, что я считаю, что он менее вреден – просто он привычен, понятен, и, конечно же, легален. И не смотря на то, что многие люди (среди которых встречаются и весьма умные, «продвинутые» персонажи) утверждают, что та же марихуана – много безобиднее водки, что ЛСД по сравнению с коньяком – милая игрушка, предпочитаю я все же алкоголь. Пусть себе верят, во что хотят.
Но это все не от мира сего.
Помнится, году в 2001-м, том самом, прекрасном году, когда вовсю буйствовала моя группа «На взлёт!», когда нещадно жгли «ДжаГги», «Eba-Dey Gang» и многие другие, знавал я одного паренька. Назовем его, скажем, Вова. Как его имя – я, честно говоря, не помню вообще, так что почему б не Вова?
Так вот, Вова вечно рассуждал о величии наркотиков. Нет, он их не обожествлял, и даже не пропагандировал. Но воздействие его мыслей на слабые мозги студентов было очевидным. При этом был он того же возраста, что и мы все, просто очень сильно верил в то, о чем говорил. Наверное, он был слегка двинутый. Или даже не слегка.
Он рассказывал о дхарме и карме, о том, как превращался в червей, как летал через потолок и строил замки из ртутного песка. Его рассказы были сказочны и красивы, и во многом благодаря ему я так и не попробовал героин (да, тут была и еще та проблема, что я никогда не мог себя колоть ничем) – он крайне негативно, с ужасом в глазах рассказывал про чудовищные кошмары, какие подарило ему это зелье.
А потом, года через два, дошли до меня слухи, что Вова стал пачками сдавать торчков. Ненавязчиво спрашивал, нет ли у кого какой дури – а потом вдруг загребали тех, кто его угощал, и дела шили, шили. Наверное, слух был все-таки не правдивый, потому что буквально на днях встретил я Вову. Живым и относительно невредимым. Шел он такой понурый, исхудавший – куда делся тот веселый паренек. Увидел Вова меня, в глазах его блеснула надежда, и спросил он слегка дрожащим голосом:
– Есть чем задуриться?
Как мне жалко его стало, вы бы знали.