?

Log in

No account? Create an account

Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Письмо без А.Д.ресата
singu
al_kop
«Мой мальчик, похороненный заживо, только ты способен и хочешь меня понять. Только ты ни в чём меня не обвиняешь и не считаешь, что я должен кому-то что-то. Ты, подобный хоббиту из сказочного мира Толкиена, подобный теплому древнему рок-н-роллу, умеешь смотреть на меня без шор; и по-настоящему, искренне прощать за всё то, что я — не так. Только ты реально умеешь понимать, почему всё происходит. Даже если не всегда принимаешь.
Ты знаешь, что я (так же искренне, как ты веришь в меня любого, — я, убогое подобие человека, так же искренне!) презираю общество. Презираю тихо и безмолвно. Зачем говорить, если все, кроме тебя, способны только служить ему, только возносить его на пьедестал и поклоняться, как языческому идолу; обвинять, отговаривать и бояться. И отворачиваться.
Тиканье часов — вот и всё, тиканье часов. Они тикают.
Они тикают, а ты всё так же идёшь по пустыне, и видишь благоухающие сады, фонтаны, прекрасных дев и мягкую тень — но там, на горизонте. Ты идёшь, шаги твои всё больше сливаются с тиканьем, ты приходишь к воображаемой линии — и находишь очередные черепки, пустые, почти высохшие, но, мучим жаждой, слизываешь с них остатки воды вперемешку с песком. Всё, что тебя держит на поверхности — это боязнь гамлетовской страны, откуда ни один…
Те, кто создаёт часы и за́мки — они богатеют за счёт тебя, а ты — беднеешь, но ты веришь им, и слепо передвигаешься на свет. Я вижу твою слепоту, ты… ты меня жалеешь.
…У тебя болят почки по утрам, у тебя провалы в памяти, ты храпишь и думаешь о смерти, твои ноги постоянно ноют, а голова кружится.
Пустыня становится всё вязче, глотает ноги, и вот уже приходит осознание, что тебя обманывают, но сворачивать уже поздно — за каждым поворотом та самая страна, откуда…
…Ты начинаешь страдать из-за знакомства со мной, ты тоскуешь, что вовремя не свернул в убогий, но надёжный оазис, ты обвиняешь меня в «часах», ты, ты… ты перестаёшь меня понимать. Ты умираешь. Ты умираешь.

Кстати. Ты был обречён. Я пытался тебе объяснить когда-то. Это — единственное, во что ты не верил.»
Метки: