Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Сферическое чудовище под кроватью. В ваку-уме
singu
al_kop
Многие полагают, что вера несовместима с наукой. Наука оперирует точными данными, результатами наблюдений, а вера — это набор предположений, которыми тёмный человек затыкает дырки в познании.

Господа и дамы, это не так. Наука держится на вере. Все господствующие парадигмы науки в основе имеют недоказуемые предположения. В книге «451 градус по Фаренгейту» брандмейстер Битти говорит следующее: «…что такое огонь? Тайна. Загадка! Учёные что-то лепечут о трении и молекулах, но, в сущности, они ничего не знают». С написания книги прошло много лет, вероятно, учёные продвинулись дальше. Тем не менее, наука всегда держалась исключительно на вере. Что такое магнитное поле, как оно устроено? Что такое атом? Существует ли он? Если существует — истинно ли наше представление о нём?



Основные аргументы для отделения науки от веры обычно таковы:


  • «Ты что, дурак и мракобес?» — утверждение, которое явно выдаёт человека далёкого от нормальной аргументации. И естественно, оно является самым частым методом «доказательства». Кстати, я считаю, что это — верно: надо отстаивать свои убеждения любыми средствами. Да, я не верю в политкорректность и толерантность.

  • «Наука работает. Она позволяет отправлять в космос спутники, даёт сотовую связь, двигатель внутреннего сгорания и так далее — значит, она права». Вот этот аргумент уже сильней. Жаль только, что он не доказывает именно правоту науки, и уж тем более не отдаляет её от веры. Давайте разовьём эту мысль.

Первым делом хочу сказать: я ни в коем случае не сомневаюсь в том, что наука работает. Глупо спорить с сотовыми телефонами. Но разве существование приборов, работающих на радиоволнах, автоматически делает объяснённой природу самих волн? Люди невероятные тысячи лет используют огонь, и скажите — кто знает, что он такое? Вот конкретно вы знаете? Как он появляется? Почему? Из чего он состоит? Которая это уже теория? Сколько будет ещё? Что? Плазма?…

Наука работает. Она способна провести химическую реакцию, учитывая знания о катализаторах и экзотермических реакциях. Или использовать магнитные поля, имея только теории об их происхождении.

Точно так же алхимик в средние века знал, что надо прочитать заклинание четыре раза, чтобы «процесс пошёл». Вообще-то, с точки зрения современной науки, нужно было, чтобы прошло время. Но алхимик-то считал иначе. Он был уверен, что срабатывает именно заклинание; мы сидим на диване и говорим: «Ну, он читал закл четыре раза, проходило шесть минут, тут всё ясно!»

Тётушке Мэгги на живот ложится кошка, и боль, мучившая последние пару дней, проходит. Она рассказывает подруге, та говорит, что с ней было так же. Они пишут в НИИ, тот проводит несколько экспериментов, и — о чудо! — кошки обладают целебной силой! Пробуют мёртвых кошек, лысых кошек, вялых кошек — оказывается, что кошка должна быть живой, активной по жизни и с мягкой шёрсткой, чтобы достичь положительного результата с вероятностью 78%. Развивают теории, вроде: «Кошка урчит и массажирует живот; шерсть также массажирует кожу; кошка действует в целом успокаивающе и человек входит в состояние эмоциональной гармонии». Некий предприниматель строит специальные кошачьи фермы, появляются профессии — дрессировщик лечебных кошек и кошачий диетолог, кошачий селектор и ещё, ещё; продажи кошек идут в гору, в огромных масштабах… а потом меняется парадигма. Вдруг. Проводят дополнительные исследования, и оказывается, что реально нужно просто положить на живот грелку с тёплой водой. Сразу становится нерентабельно содержать кошку-целителя, грелка дешевле в тысячи раз. И кошка, и грелка — работают, разве нет? Но с точки зрения парадигмы «грелки» теории «кошки» — это просто чушь и домыслы. И поверьте: потом окажется, что нужно просто лечь на спину и ненадолго — минут на десять — слабо надавить на живот! И «грелка» тоже лишится актуальности. А потом ещё что-то произойдёт.

Сейчас мы потешаемся над алхимиком, над тётушкой Мэгги, над теми, кто не верит в релятивизм (а почему, кстати, мы верим?) и теми, кто не верит в атомы. Когда сменятся научные парадигмы — будут потешаться над нами (то есть, над нашими учёными и нашим к ним доверием): «Прикиньте, чуваки, она объясняли мир через ядерную физику! Через релятивизм! Они думали, что химические реакции идут из-за перемещения выдуманных ими электронов! Какие же тёмные люди, честное слово; это ж каким глупым и недалёким надо быть, чтобы реально верить в то, что есть некая частица, "размазанная" по полю вероятности орбитали… Что за чушь, что за бред». Анекдотично?

Ну, да. Любая система полагает, что она — последняя, что круче неё не было и не будет. А история показывает, что будет. Все системы меняются и отменяются, и полагать, что наши теории и парадигмы никогда не изменятся — чрезвычайно наивно. Наука, согласно Томасу Куну, развивается циклически. Неизбежны кризисы, которые приводят к научным революциям, в ходе которых радикально меняются господствующие парадигмы.

Всё держится на вере. Мы верим в атомы, верим в состав огня и плазму, верим в кварки магнитного поля. Строго говоря, и в форму Земли мы тоже верим. Стоп, стоп, не кидайтесь в меня говном. Я не говорю, что это не так. Просто «я, ты, он, она» — мы никогда не видели Землю из космоса; своими глазами, естественно. Чудовища под кроватью видело в несколько миллионов раз больше людей, чем Землю — из космоса. Но в чудовища мы не верим — т.к. их оспаривает наша наука, а в круглость Земли — вполне. Повторюсь: я не опровергаю факт геоидной формы Земли.

Я вообще не опровергаю науку. Я не говорю, что она лишена смысла, и не приравниваю её к схоластике — хотя и наша наука, и схоластика стоят на одном и том же схематическом фундаменте. Я не принижаю достижения науки, не утверждаю, будто она бесперспективна. Я утверждаю только то, что наука в основе имеет веру. Это такое утверждение, за которое современное «толерантное» общество почему-то шибко желает сжечь меня в священной печи научной инквизиции, предать интеллектуальной анафеме, заклеймить православным еретиком и пойти на меня «Керстовым» или «Т»-вым походом.

Как-то это смешно, дамы и господа. Мы верим в то, во что нас научило верить окружение, культура, родители и учителя. Современная наука — по крайней мере, в представлении народа — тяготеет к атеизму, и мы верим, что так быть и должно. Но так было не всегда и не всегда так будет; любое «тысячелетнее царство» обречено на крах.

?

Log in

No account? Create an account