?

Log in

No account? Create an account

Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Страшный сон афериста по-американски, в нелётную ночь
singu
al_kop
На днях мне приснился сон. Такой, значит.

Там я пытался заняться сексом с одной дамой. И у меня не получалось — знаете, немощь такая невесёлая. Слава богу, в итоге «волна пришла»; вот я уже «окреп»; вдруг она отстранила меня, сказала: «Сегодня годовщина великой победы. Мой дед воевал!» И в глаза посмотрела со значением.


Я сходил на фильм «Афера по-американски», и теперь полон впечатлений, горячих, как пирожки. Пирожки, кстати сказать, с говном.

«Некоторые из событий фильма произошли реально», — сказали мне в начале. Я задумался и не понял, зачем они сказали именно так. Видимо, это крутой маркетинговый ход.

Фильм условно делится на три части. Первая — когда всё хорошо. Как обычно. Вторая — когда всё плохо. Как обычно. Третья — когда наступает полный жесткач, лирического героя придавливает жопой бешеного коня и он внезапно включает мозги.



Вообще, Кристиан Бэйл — велик. Тот, кто помнит его в последнем «Бэтмене» просто обалдеет: в «Афере» он, мягко говоря, значительно полнее, чем был прежде. Кажется, что он булькает на ходу. Собственно, фильм начинается с демонстрации его весомых массивов во всей красе. Я думаю, режиссёр со сценаристом специально сделали так, чтобы зрителю снесло башню от осознания жертвенности актёра. Но и всё!

Даже Кристиан Бэйл не смог вытянуть фильм. И Роберт Де Ниро не смог. И наличие в фильме Луиса C.K. тоже не спасло ситуацию. История, которая при хорошей правке сделала бы нормальную, в общем-то, короткометражку, стала похабным посмешищем. Вкратце:


  • Роли настолько невозможные, что актёры не могут их вытянуть. Гений-комбинатор, прошедший суровую «школу жизни», но из-за ерунды ведущий себя как тупая овца, и упорствующий в своей тупости — это не по силам Эми Адамс. Ей же не по силам женщина, которая бросает любимого человека из-за пошлого поверхностного поклёпа врага. Она не верит в этот бред, и поэтому играет, как напряжённый новичок на арфе. Гений-комбинатор, прошедший суровую «школу жизни», который становится бесхарактерным неудачником по первому же чиху судьбы — его не осилил Кристиан Бэйл. Джереми Реннер слаб в роли крутейшего политика штата, который неожиданно оказывается глупым, неопытным мальчишкой, не подготовленным к аферистам. Все роли так убоги, не продуманы, не законченны, что создаётся ощущение как от уродцев Босха; с той только разницей, что у Босха они выглядят гармонично.

  • Голос за кадром. Он как бы рассказывает в «первом акте» историю «большой любви» персонажей. Лучше бы молчал. Он ужасен, он ничего не добавляет, он повторяет то, что происходит на экране. Как будто предполагается наличие в зале незрячих людей. Или со зрителем разговаривают, как с детьми? Типа: «А что это у нас Машенька принесла? У-тю-тю, собачью какашку Машенька принесла!»

  • Диалоги. Они воистину бесчеловечны. Во-первых, они не помогают понимать фильм, а только мешают. Во-вторых, когда персонажи разговаривают, видно, как они пытаются придать словам хоть какой-то смысл — смысла нет, и у актёров осмыслить этот поток мусора не выходит в принципе, от чего страдает игра и мозг зрителя. В-третьих, даже там, где диалоги находят внезапно смысл, их губит ненужность этого смысла.

  • Длинноты. Они пугающие. Длинные сцены ничем не оправданных сюжетно танцев. Скажем, если мы вспомним танцульки Андрея Миронова в явно проходных сценах, то в них, при кажущемся идиотизме, всё-таки смысл есть: в них всегда раскрывается персонаж, который пляшет и поёт. В «Афере» они тупо пляшут, и если зритель в это время задремлет — он не упустит вообще ничего. Длинные взгляды, опять же, не оправданные ничем. Эпизоды проходок, эпизоды того, как герой выходит на сцену или заходит в офис по длинному однообразному коридору. Я понимаю, когда в конце коридора зритель ожидает перестрелку, а герой об этом не знает; или в коридоре где-то ловушка, но ни герой, ни зритель не в курсе — где. Здесь же нет ни саспенса, ни иного смысла; и если вдруг зритель задремлет… ну, понятно.

  • Проскакивающий через кадр Кэп. Когда несчастный Кристиан Бэйл говорит фразу «я хочу всё исправить», хочется ударить сценариста. Потому что просто нельзя так унижать актёров. Посмотрите, почувствуете. Хотя, нет, лучше не смотрите. Или когда жена главного героя в третьем акте — когда пришла самая жесть и он вдруг перестал быть лохом (хотя с чего бы вдруг) — она говорит ему: «Вот, я намеренно слила тебя бандюгам, чтоб ты начал действовать. Я тут психологическую книжку прочитала…» — тут уже не бить хочется, а пойти проблеваться.

  • Детали. Тут даже слов нет. Когда придурковатый мексиканец внезапно начинает тараторить по-арабски — это ломает картину мира. Понятно, когда картину мира ломает деталь в «Обеде нагишом» или «Заводном апельсине» — там жанр требует. Но здесь — это просто идиотизм. И такими идиотизмами пронизано всё.

Вот что я хочу сказать. Во время сеанса я поймал себя на ощущении, что вот она — реальная, истинная потеря времени. Это чувство накрыло меня в полную силу, и я даже непроизвольно дёрнулся в порыве уйти; но не ушёл. Чёрт дёрнул меня взять билет в первый ряд, неудобненько как-то. Этот фильм — полный набор всего плохого, что может быть в фильме. Единственное хорошее в нём — это актёры, которым, по-моему, надо официально заявить, что их детей взяли в заложники, чтобы они согласились сыграть в этом театре абсурда. Фильм будет очень хорошим пособием начинающему режиссёру и сценаристу, иллюстрирующим последовательно — как делать нельзя. Остальным людям советую не смотреть этот мусор. Пожалейте актёров. Не вкладывайте внимание в их позор.

Лучше смотрите сны.

  • 1
кено, бывает, смотрят только за картинку. пример тому "Тихоокеанский рубеж".
но я вообще плохо понимаю, кто сейчас ходит на современные американские фильмы за чем-то, кроме картинки или движухи. формат полного метра стал обязывать впечатлить по максимуму зрительские органы чувств в короткие сроки, иначе зритель пойдёт туда, где его впечатлят сильнее.

  • 1