?

Log in

No account? Create an account

Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Беатриче
singu
al_kop
Был момент (и я его очень хорошо помню), когда я замолчал. Не то, чтобы буквально перестал пользоваться словами – нет, я еще просил в маршрутках: «Передайте, пожалуйста». Или в магазине: «Сигареты вон те, да, их». Конечно, слова не ушли из моего быта полностью. Но я перестал наделять их эмоциональным содержанием. Спрятался. Закрыл свое истинное «я» под покровом избирательного молчания. Тогда, помнится, я понял, что я – не Данте Алигьери, и просто не смогу всю жизнь воспевать недоступную, далекую и такую... Бессмысленную, что ли, Беатриче. Нет, сказать, что не осталось любви – это глупо, суть была не в ней, а в отсутствии смысла говорить.
Всегда поражался этому. Есть человек, который любит кого-то. Любит годами, десятилетиями, все время вспоминает и тоскует. Как он так может? Откуда у него берутся моральные силы на такое? Ведь организм должен как-то защищаться от боли. А тоска – это боль, кто бы что ни говорил. Гормональный дисбаланс должен со временем либо убить, либо пройти. Чувства должны притупиться, или даже совсем сойти на нет, а память – подкорректироваться, и все должно вернуться на кру... вранье, черт, бывает боль, которая держится десятилетиями.
Боль в оторванной на войне руке. Боль почек по утрам. Головная боль от постоянной усталости. Боль, боль, боль.
Прости меня, Беатриче.