?

Log in

No account? Create an account

Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Сигареты, спецслужбы и коллекционеры
head
al_kop
Раньше пилот летал на вертолетах. Потом перешел на самолеты. А потом – на самое тяжелое. Но от этого он уже летал не вверх, а вниз. И очень медленно, потому что на парашюте.

***

Усталая фига лежала в кармане уже не первый час. Порою она осторожна меняла позу, чтоб уж совсем все не затекало. И самое обидное было то, что засада была напрасной: проклятые дипломаты-переговорщики, как всегда, обошлись без помощи силовых структур.

***

Наушники не любили уши. А уши очень любили наушников. И наушникам приходилось мириться, как это часто делается. Они порою говорили в задушевной беседе друг другу: «Как же мы их бросим? Они же такие... Беспомощные».

***

Однажды солидному сигаретному дистрибьютору стало интересно, нравится ли сигаретам, когда их курят. Он провел среди них социологический опрос и узнал, что семьдесят процентов сигарет – любят. Двадцать процентов сомневаются. И еще двадцать предпочитают иметь дело только с сигаретами. В последние двадцать процентов входит десять процентов из первой группы, вдруг изменившие свое мнение в ходе опроса и два процента из второй группы. Итого получается шестьдесят, восемнадцать и двадцать два. Но это все неважно, а важно то, что нам-то все равно плевать, нравится им это или нет. Вот такие мы эгоисты, мужики.

***

Как-то раз нефть вышла погулять на поверхность, не смотря на то, что мама строго-настрого ей это запретила. И правильно сделала, что запретила. А нефть неправильно сделала, что вышла. Лежа в тесном бензобаке, она запоздало бормотала: «Ах, мама, как же ты была права».

***

Оловянный полисмен допрашивал фарфоровую балерину неспроста, а с самого утра. И не дотошно, а до самого вечера. Так зарождалась великая любовь двух искусственных интеллектов.

***

Коллекционер мелодий складывал шедевры в тонкие полиэтиленовые папочки и прятал в стол. Потирая руки, он мечтал, как возьмет банджо или домбру, саксофон или флейту – и снесет окружающие крыши красотой. Он не знал, что красота не сносит крыш. Так он и умер, ничего не узнав.
Метки: ,