Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Путаница и логика
head
al_kop
– Что ты делаешь, когда спишь?
– Храплю.
– То есть, когда не храпишь – не спишь?
– Не сплю.
– Но если храпишь – не обязательно спишь?
– Не обязательно.
– Как дела вообще?..


Говорят, до начала вечности жил да был где-то под Питером маленький и веселый, ненапряжный Медвежонок Путаница. И была у него собака: большая, с блестящими добрыми глазами, с тяжелой простодушной мордой, с громким заливистым лаем, с быстрыми и крепкими ногами, с вечнометущим хвостом – радость, а не собака, в общем.
И вот пошел как-то вечерком Путаница с собакой погулять. А была осень, птицы уже потянулись на юг и на север, люди уже переоделись в длинные плащи, стали серыми, хоть природа была в самых красках, солнце красным зрачком висело над дальними горами.
И вот идет Путаница, за собакой послеживает, а себе думает: «Странная она, собака. Вот подумать – что проще: утром встал – сметанки навернул – и опять на бочок, сны досматривать. Ан нет, собака просыпается ни свет-ни зоря – и ну носом мне в глаз тычить! Или, казалось бы, что проще: идешь по тротуару, смотришь по сторонам, птичек последних слушаешь. Ан нет, надо все кусты облазить, все обнюхать...» Ну и, понятное дело, думая обо всем этом, мысль-за мысль запутался Медвежонок Путаница.
Выходило так, что собака – она друг человека. Человека, а не Медвежонка. И вот как ни крути, не сходилось: вот он, Путаница, идет по путанным улочкам предместья Питера, смотрит по сторонам, птичек слушает, а вокруг бегает и обнюхивает весь мир его собака, которая – друг человека, а не Медвежонка, а человека-то нет, которого эта собака – друг, и, соответственно, она ничей вовсе и не друг, но ведь Путаницу-то она явно любила, а значит, была его другом, не зависимо от того, что Путаница вовсе и не человек, а, собственно, Медвежонок... В общем, ничего не сходилось. Да еще и вечер начал сгущать сумерки, солнце опустилось за горы, и птички замолчали – возможно, уже до самой весны.
Заметив изменения в окружающем мире, вернулся Путаница к мысли о нелогичности всего мира и конкретно собаки. Такой счастливой от прогулки и присутствия Путаницы, который вовсе даже и не человек, а Медвежонок, и поэтому собака не может быть его другом, а ведь – друг, никак этого не опровергнешь, факты-то на лицо, и совсем не важно...
– Брррр! – Сказал Путаница вслух, обрывая в конец запутавшиеся мысли. – Без пузыря не разобраться!
Взял собаку на поводок и пошел за сметаной.

?

Log in

No account? Create an account