?

Log in

No account? Create an account

Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Почему менты козлы?
head
al_kop
Взглянув средь бела-солнечна-рабоча дня на офисное здание, можно прийти к выводу, что там никого нет. Если, конечно, прямо на глазах не зайдет туда кто-нибудь, или не высунется в окно. Очевидно, что там никого нет. В прямом смысле очевидно – видно очами. Мы видим здание, и мы можем предполагать, что там кто-то есть, но доказать это, используя единственное средство (взгляд) мы не можем. Это – то, что лежит на поверхности, и то, что мы стали бы делать в подавляющем большинстве случаев.
Мы говорим о ментах, используя свои поверхностные и моментальные знания, из которых вытекает следующее: 1. они творят беспредел, 2. они стоят на станциях метро и не охраняют порядок, а «стригут капусту», 3. они опаздывают на вызовы, и прочее, и прочее. Да, исходя из этого «взгляда», из этих «средств доказательства» менты реально козлы. Но что будет, если копнуть поглубже?
А поглубже мы видим, что они – в безвыходном положении. Тот беспредел, который мы встречаем в их действиях, часто – тупо приказ или что-то подобное, а они, как и подобает человеку, давшему присягу – выполняют. «Стригут» они потому, что у них нет денег. Ну разве можно прожить на 6-8 тысяч в месяц? Нет, невозможно. По крайней мере пытаясь оплачивать коммунальные платежи, а то и того жестче – снимать квартиру. Мы, бодрые веселые ребята, максимально воруем у государства. Да-да, воруем. Всем этим фрилансингом, черными зарплатами – и откуда, спрашивается, в казне найдутся деньги на обеспечение элитного сословия полиции, как, скажем, в Великобритании? Да ниоткуда. Нас миллионы.
Ментам, можно сказать, повезло – они могут пользоваться «властью». Так же называли бы пожарных, врачей, водителей муниципального транспорта и т.п., если б у них была власть. Мы, общество, превратили эту самую власть в средство дохода, мы, общество, не даем денег тем, кто, по идее, должен спасать нас и наших близких от опасности поймать шальную пулю. Мы не даем деньги тем, кто в итоге мог бы уберечь наших детей от героина, торговли оружием, взрывов в метро.
И кто же козлы-то? У одних средство производства – знания. У других – опыт и имя. У третьих – усидчивость и понятливость. У четвертых – ловкость рук и никакого мошенничества. У пятых – нелегальные операции с валютой. У шестых – бандитизм. У седьмых – власть.