Александр Коперник

Психоделическая литература. После выпитого Я


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Внутренний бардак
head
al_kop
Картинка на стене так долго висела неподвижно, что на рамке сверху нарос небольшой валик пыли. Как же давно она здесь висит... Помнится, мы купили квартиру – и она уже была. А с тех пор прошло уже лет шесть. Мы и развестись успели, и квартира пару лет ютила только меня... А картинка все висела и висела.
Уборка – дело скучное, тем более, что не для кого ее делать. Если б не привитая в детстве тяга к определенной чистоте окружающего пространства – ничто бы меня не заставило заниматься этим. Запиликал телефон. Звонил Вадик.
– Алло! – энергично проорал он в трубку. – Придешь сегодня?
– Ой... Нет, Вадичек, прости, никак. Настроения нет совсем.
– Ну ладно, – он обиделся. Было слышно, как он сопит в трубку. У меня успело несколько раз стукнуть сердце. – Ну, пока, – закончил он. – До встречи.
Он положил трубку. Зачем он звонит мне? Все же очевидно, нам не по пути. А он звонит. Что заставляет его это делать? Надежда? Самоуверенность? И ведь обижается каждый раз. Построил на моем месте Эйфелеву башню, и пытается теперь взобраться на ее вершину, не зная лестницы... Люди, в сущности, не те, кто они есть на самом деле, они те, кем они выглядят для большинства. Вот Вадик – он из этого самого большинства, созерцающего меня. Он поймал какой-то отголосок моей истинной натуры, что-то додумал – и теперь готов спорить с пеной у рта, что это я и есть. А разве ж это я? Это оболочка. Внешность – именно то, что создает большинство людей в глазах большинства людей. То, что есть с самого начала, и, скорее всего, единственное, что останется до самого конца...
Когда-то двое знакомых – парень и девушка – попали в какую-то секту, стали какими-то там учениками, что-то постигали... И парень все время пытался мне что-то доказать, встречая меня у подъезда. Зачем – непонятно. Наверное, было что-то еще, постоянно ускользающее от моих глаз. При чем девушка чаще всего была с ним же, но она молчала. Выглядело это примерно так. Он начинал издалека:
– Знаешь, все в мире подчиняется твоему рассудку, – говорил он. А я? А я – в ответ:
– И почему же тогда я не могу сейчас голышом прыгать по квартире, а прусь на работу?
И все. Дальше он, конечно, говорил, что это – мираж, что всяческая работа – это уже самообман и так далее. Самообман... Меня тогда очень удивляла его вера в собственную правоту. Почему-то казалось странным, что человек, утверждающий, что все – мираж, может быть так уверен в этом. Ведь если все – мираж, то и это – тоже. Опять какая-то неполноценность, оболочка, маска, эрзац смысла и цели... А ведь люди верят, и продолжают искать, начав с совершенно необоснованного утверждения...
Картинка с неохотой стряхнула с себя пыль. Нос тут же зачесался, и из него стал рваться чих.
В голове был беспорядок, как и все последние дни, недели, месяцы, годы... Зачем, зачем делать уборку дома? Она не поможет, если бардак – внутри.
Я отложила щетку и пошла гулять.

?

Log in

No account? Create an account